Кто такой Сильвен Тессон или «Alân Delonne nie piôt Odekolône»

on

La réalité russe transparaissait souvent sous la fragile patine de nos vocables français (…), je voyais la Russie en français!

Andreï Makine, «Le Testament français».

У нас были оживленные дискуссии об эстетическом превосходстве деревянной доски над клеёнкой.

Сильвен Тессон. Из интервью rfi.

Je pousse la porte de la cabane. En Russie, le formica triomphe. 70 ans de matérialisme historique ont anéanti tout sens esthétique chez le russe. D’où vient le mauvais goût? Pourquoi y a-t-il du lino plutôt que rien?

Sylvain Tesson, «Dans les forêts de Sibérie».

Сегодня про Sylvain Tesson. Про Сильвена Тессона, то есть. Точнее, сегодня не так много про него самого, сколько про его книгу, которую следовало бы иметь человеку, живущему на две страны; имеющему, как будто, две души; человеку, желающему называться профессионалом не только в языке, но и в культуре стран, на языке которых он говорит.

Я про книгу «Ciel mon moujik!»

Знаете такую?

Нам, русскоговорящим франкофилам, посчастливилось быть современниками Сильвена Тессона. Этот француз, двадцать лет путешествовавший по просторам России, называющий сам себя славянофилом, собрал сборник слов и выражений, которые пришли в русский язык из французского, и разбил их по темам. В моем личном представлении о том, как продуктивнее и увлекательнее изучать иностранный язык и выражения, пришедшие в наш язык из французского, я считаю, что обороты, найденные:

* самим французом;

* очарованным Россией;

* во время жизни и путешествий по нашей стране;

* по самым разным её регионам;

* пропущенные через французский менталитет;

* предложенные «под соусом» личного восприятия и эмоций автора

гораздо полезнее, чем сухой список «заимствований» в любом учебнике.

В названии книги «Ciel mon moujik» есть ещё уточнение: «Manuel de survie franco-russe», что значит: «Франко-русский учебник по выживанию». Это уточнение, по моему анализу содержащихся в книге слов и выражений, намекает на то, что русские слова французского происхождения здесь — наиболее яркие для француза, как и самые часто появляющиеся в острых, спорных ситуациях. Не все, но многие.

«Sabôtaj«, «Kochmâr«, «Pounktualniy«, «Oppositsia«, «Kréditnaïa kartôchka«, «Kinô«, «Ôpéra«, «Kânikouli«…

Друзья, а вот «шедевры», которые знает каждый из нас, и которые с изумлением воспринимаются французом:

«Lépata» («La-beau-té glissa sur la pente des distorsions de prononciations jusqu’à devenir lé-pa-ta.») вот такая «лепота» пришла к нам из некорректного употребления простого слова «красота». Слово стало смешным, но «русским».

«Alân Delonne nie piôt Odekolône» («Alain Delon ne boit pas d’eau de Cologne») Хм, оставлю я это здесь без комментариев, пожалуй.

«Jouliên» («Petit gratin de champignons qui doit son nom à Julien, chef français employé par un tsar.») «Жюльен», вот он какой. Получила закуска своё название от имени французского повара при русском царе.

«Rassoussolivat» («Cette expression argotique russe signifie «faire attendre», «faire lanterner».) Казаки в Париже негодовали, что официанты слишком долго несли им вино, настолько долго, что приходилось отправляться искать их в подвале кафе. Да, можно сказать, в подпол ходили казаки искать официантов с бокалом вина, то есть «au sous-sol» по-французски.

«Fsia tablitsa mendeleeva«. Да, Сильвен Тессон с удивлением обнаружил, что воздух или вода в реке в России, по словам самих русских, могут содержать в себе «всю таблицу Менделеева».

У французского писателя — славянофила есть гораздо более известные книги, взять, хотя бы, «В сибирских лесах» или «Жизнь под открытым небом». Удивительно читать их по-французски и думать: «Это ведь про нас!».

Знаете, что меня трогает и воодушевляет больше всего? Это объяснение автора того, почему он придаёт такое значение заимствованиям, и общим, появившихся от слияниях двух языков, словам. По мнению Сильвена Тессона, язык — это самое сокровенное, что есть между народами. И, поэтому, общее лексическое наследие двух языков составляет самый крепкий союз, который только можно себе вообразить, в качестве доказательства дружбы между людьми из двух стран.

И я с ним полностью согласна. А его подходу к поиску и анализу заимствований можно учиться. И становиться ближе не только к французской, но и к родной, русской культуре.

Доброго дня и до скорого!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.