Mahmoud Darwich, poète de la Palestine. Махмуд Дарвиш, прославленный арабский поэт.

on

محمود درويش

« La poésie, mon ami, est cette nostalgie inexplicable qui fait d’une chose un spectre et d’un spectre une chose »

Кажется, что во мне, независимо от обстоятельств, всегда очень много восторженности, радости, восхищения.

А с возможностью знать, читать, изучать серьезные и великие вещи на французском языке (ими я иногда делюсь в блоге) радости ещё больше.

Сегодня расскажу вам немного о Махмуде Дарвише.

« J’aurais pu ne pas être une hirondelle

si le genre l’avait voulu

et le vent est la providence du voyageur…,

qu’il soit de nord, d’est ou d’ouest »

Махмуд Дарвиш — один из самых известных арабских поэтов ХХ века. Это уникальный автор, наиболее прославленный в родной стране — Палестине. Но мне посчастливилось читать его на французском языке в великолепном переводе историка и эссеиста Элиаса Санбара.

« Je suis le lanceur de dés.

Je gagne des fois, je perds d’autres fois.

Je suis comme vous

ou un peu moins… »

Книга, которая есть у меня, « Le lanceur de dés », это длинные поэмы, поднимающие вопрос о собственной идентичности, о месте человека в мире, об изгнании, о родных уголках земли. Поэмы наполнены меланхолией и уверенностью Дарвиша в том, что вся жизнь людей, как и жизнь самого автора, определяется случайностями в истории. Его творчество в целом рождено тоской в вынужденной ссылке из родных мест, любовью к Палестине и верой в человека.

« Il y a sur cette terre ce qui mérite de vivre :

il y a sur cette terre, le commencement des commencements,

la fin des fins,

On l’appelait Palestine et on l’appelle désormais Palestine.

Madame je mérite, parce que vous êtes ma dame, je mérite de vivre »

Несправедливость, борьба за свободу своей родины, Палестины, отчаяние и поиск ответов на болезненные вопросы — это то, что мы встретим во всех произведениях Махмуда Дарвиша. И эти темы нам понятны с исторической точки зрения: после образования государства Израиль, семья будущего поэта вынуждена была уехать в Ливан. Но что важно, и что тоже не ускользает от взгляда внимательного читателя, это то, что поэт не порождает злобу или ненависть своими стихотворениями, не впадает в отчаяние от невозможности жить в Палестине — земле своих предков. Он говорит о патриотизме, о готовности отдать свою жизнь за родину. И самое первое своё произведение называет «Птицы без крыльев» عصافير بلا اجنيه

« Je marche. Je me hâte. Je cours. Je monte. Je descends. Je crie. J’aboie. Je glapis. J’appelle. Je hulule. J’accélère. Je ralentis. Je bascule. Je m’allège. Je me dessèche. J’avance. Je vole. Je vois.

Qui suis-je pour vous dire

ce que je vous dis,

qui suis-je? »

Я читаю произведения Махмуда Дарвиша на французском и это неслучайно: именно Франция присвоила палестинскому поэту звание Кавалера Ордена Искусств и литературы в 1993 году.

А в 2004 году сам Жан-Люк Годар снял Дарвиша в своём фильме «Наша музыка».

Несмотря на присуждение Махмуду Дарвишу Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» в 1983, в СССР и в России его тексты, за исключением нескольких, не переводили на русский язык.

О Дарвише пишут, как о мастере смешения жанров, о виртуозе, способном сочетать в одной строчке политику и медитацию.

« Eau

Qui a dit de l’eau qu’elle est incolore, inodore et sans saveur ?… L’eau a une couleur que révèle la soif. L’eau a la couleur des chants d’oiseaux, le moineau en particulier, de ces oiseaux que n’affole pas cette guerre venue de la mer tant que demeure préservé leur morceau de ciel. L’eau a le goût de l’eau, cette odeur de l’air chaud, en fin d’après-midi, quand il s’élève des champs où se bercent les vagues lourdes des épis, le long d’étendues parsemées de zébrures sombres, pareilles aux ombres fugaces que laissent derrière elles les ailes des moineaux quand ils rasent les moissons. Car il ne suffit pas de voler pour être oiseau. L’une des pires choses de la langue arabe, c’est peut-être que l’avion — tâïra — soit le féminin de l’oiseau — tâïr. Les oiseaux poursuivent leur chant, affirment leur présence au milieu du fracas des bombardements maritimes. Qui a dit que l’eau est inodore, incolore et sans saveur? Qui a dit que l’avion est le féminin de l’oiseau? »

О других авторах, а также о книгах на французском и испанском языках вы можете почитать в рубрике «книги» на моём сайте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.